Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Голые велосипедисты и один саксофон: Лондон 2016.

IMG_2203.jpg
В этом году я совсем не собирался освещать "Голый велопробег 2016", но так получилось, что я оказался в районе финиша на углу Гайд Парка как раз, когда колонна голых велосепидистов пересекала линию финиша.

IMG_1923.jpg
Дорогу ради колонны никто специально не перекрывал, но большинство водителей сами уступали путь, хотя собственно "Голый велопробег" - это в том числе и протест против использования частного транспорта. У финиша участников велопробега ждали сотни фотографов, которые суетливо бегали пытаясь найти лучшую точку обзора. "Едут, едут..." - по толпе профессионалов и папараци пошел шепот, когда показались первые ряды.
Collapse )

Лайкайте динозавров, не выбрасывайте китов на берег: среда подростковой коммуникации в "Вконтакте".


Страсти вокруг материала об интернете и суицидах не утихают. Обсуждениям различных аспектов этого материала уже посвящены десятки тысяч слов, и фактические все возможные аргументы всеми сторонами уже высказаны. Особенная полярность и резкость этого обсуждения вызвана тем, что статья в "Новой" привела к резкому погружению широкого круга читателей в сетевой мир подростковой коммуникации, и многие читатели явно к этому оказались не подготовлены, Вместе с тем, важно разделить конкретные факты, которые возможно являются преступлениями (и были бы таковыми как в физическом мире таки и в виртуальном) и характеристики информационной среды, где обитают подростки и которые могут вызвать шок у неподготовленного визитера. Непонимание современной информационной среды как места обитания для многих подростков чревато реакцией которая может усугубить ситуацию. С точки же зрения обитателей этого мира, подобная реакция может восприниматься как агрессия против их "планеты", и может привести к эскалации конфликта между теми кто живет в сетевом мире, и теми кто вдруг резко обратил на него внимание, не пройдя подготовки перед погружением.

Поэтому, начиная заниматься этой темой, важно выделить основные тенденции связанные с формированием этого мира. Сразу скажу, что речь не идет об интересе к смерти, и разного рода мистическим играм, который всегда был характерен многим подростковым субкультурам и вне сети. Одна, есть ряд аспектов, которые можно связать в первую очередь с интернетом. Анализ этих аспектов также должен помочь понять почему именно Вконтакте стали наиболее подходящей средой для расцвета субкультур связанных с суицидом. Однако, приземляясь в подростковый мир социальных сетей, стоит принимать во внимание ряд особенностей этого мира, чтобы не дать шоку неподготовленности закрыть глаза на понимание динамики происходящего. Помимо особенно языка и символов, которые формируют уникальное семиотическое пространство, коды которого понятны только его активным участникам, существует еще ряд факторов, которые играют важную роль в мире описанном в публикациях.

Фактор первый «Революция сенсоров и смерть как визуальный контент»: Информационные технологии привели к сильному изменению того, как освещается тема смерти. С одной стороны, рост кол-ва сенсоров, в первую очередь камер наблюдения и камер автомобилей, привел к резкому рост видеоматериалов которые показывают непосредственно аварии и смерти людей, в том числе и самоубийства. К этому можно добавить еще видео , которые снимаются террористическими организациями. Помимо этого, интернет предоставил также площадку для распространения этих роликов (например, в Вконтакте было знаменитое сообщество «Медвежий фарш»). Тема реальной смерти как развлечения относительно широко затрагивается в разныз исследованиях. Я, например, когда-то в университете Джорджа Вашингтона на курсе профессора Стивена Ливингсона писал работу об интернете как «сетевом Колизее» и обозначил это явление термином Deathtertainment. Однако, что важно, в случае «Вконтакте» подобный контент не только выкладывается, но и является предметом образующим вокруг себя социальные коммуникации пользователей.
Collapse )

В стране грустных Микки-Маусов...

IMG_2965.jpg
Современное искусство и индустрия развлечений все больше стремятся создавать не предметы, а пространства. Пространство - это не только место для собрания экспонатов. Пространство - эта система координат, попадая в которую человеку предлагают другие алгоритмы действия. Подобные проекты есть и в театре (самый известный из которых Punchdrunk) и в кино (где особенным успехом пользуется Secret Cinema). Однако проект Dismaland созданный одним из самых известных в мире анонимов, пожалуй успешен вдвойне. С одной стороны, он создает альтернативное пространство. А с другой - это пространство настолько правдоподобно по своей сути, что в какой то момент альтернативность начинает испаряться, в то время как настоящими героями Dismaland являются не по-вселенски печальные Микки-Маусы, а сами посетители. Нарушая главную заповедь этого искаженного мира реальности "Не улыбайся", они с радостью исследуют все уголки Парка Культуры имени Бэнкси, расположившегося на берегу Weston-super-Mare. Впрочем, путь в страну грустных Микки-Маусов не близок. Поэтому, если вам туда далеко ехать, или если вы сомневаетесь, или если пока вам еще не достались билеты, то вы можете посмотреть фотографии под катом. Добро пожаловать в "Dismaland" - мир искусства, развлечений и анархии для начинающих.
(Тех кто собирается посетить Dismaland предупреждаю, что текст своего рода спойлер, так как содержит много подробностей).
Collapse )

Проект «Последний адрес» и дискурсы информационных технологий.

IMG_4604
Во вторник, в рамках фестиваля "Слово" в Лондоне было крайне интересное выступление Сергея Пархоменко о проекте «Последний адрес». Проект, конечно, удивительный, причем не только потому что он возвращает прошлое в физическое пространство настоящего (или, используя современную терминологию, оккупирует пространство настоящего прошлым), но и по своей сетевой структуре организации, которая чем-то напоминает теорию малых дел. По сути, «Последний адрес» - это не просто еще один, пускай масштабный, мемориальный проект, а в первую очередь социальное движение, которое растет и трансформирует пространство города, добавляя в него новые смыслы, и заставляя прохожих спотыкаться взглядом о тени прошло, переосмыслять окружающую среду, менять картину мира. С этой точки зрения рассказ Пархоменко об организационной стороне проекта, был не менее интересен, чем рассказ о сути проекта (тем более что в данном случае структура организации и есть часть сути).
Но меня, как адепта конвергенции физического и информационного пространства, конечно интересовал один достаточно конкретный вопрос, а именно как Пархоменко относится к идея по установлению связи  между пространством онлайна и оффлайна при помощи информационных технологий. Было понятно, что так или иначе, это идея на пути проекта должна была возникнуть, и я в своем предчувствие оказался прав, хоть и немного не ожидал характера реакции на мой вопрос.
Итак, я спросил обдумывали ли создатели проекта на каком либо этапе добавления на таблички с именами QR-кодов, которые бы вели на страницы где есть больше информации о тех кто был расстрелян, или же создание мобильного приложения которое будет достраивать информационный слой к физическому пространству и поможет в навигации между памятными табличками.

«Да», - ответил Сергей, - «К нам поступила такая идея и это была одна из самых ужасных идей» (я не гарантирую точность цитат, но стараюсь передать смысл).
Collapse )

Дискурсивная пропасть сексизма и почему журналисты должны быть летучими мышами.


Я долго надеялся, что смогу пройти  мимо бурления сетей вокруг сексизма, потому что как и любой сетевой водоворот такие дебаты способны только затянуть ко дну,  и попав в воронку уже абсолютно все равно какое мнение ты высказываешь. Но появление сайта телочка.ру стало тем моментом, когда я все-таки решил попытаться посмотреть на эту сетевую воронку со стороны, в надежде не быть в нее затянутым.

В этой истории меня интересует не конкретная тема, а собственно почему это воронка возникла, ее структура,  и стоящий в центре нее дискурс  который можно назвать  «20000 тысяч слов против 140 знаков».  Тезис сайта «Телочка.ру» «Пока вы обсуждали слово «телочка» в России стольких то убили и стольких то избили…» а дальше предложение помочь женщинам, написав еще одну колонку "про феминизм, сексизм и Холокост", пожалуй, наиболее иллюстративно сформулировал эту дискурсивную пропасть в которую мы все падаем (и это отнюдь не кроличья нора Алисы, потому что внизу есть дно, об которое все мы разбиваем свои бренные лобные доли).
Collapse )

Господин системный администратор: Эдвард Сноуден и теория сложности.

citizenfour-film-review-the-snowden-revelations-as-they-happened
«Citizenfour» (https://citizenfourfilm.com/)  - фильм, рассказывающий историю Эдварда Сноудена можно назвать документальным триллером. Достаточно необычно, чтобы фильм такого жанра до такой степени завораживал и держал в постоянном напряжение. В маленькой полной клаустрофобии комнатке гостиницы в Гонконге разыгрывается драма, последствия которой изменят весь мир. Редко видишь как бесконечная цепная реакция начинается из очень конкретного закрытого пространства, и как те кто стоят у истока цепочки наблюдают за тем как она раскручивается. Фильм подкупает обыденностью это интеракции. Еще никому не известный Сноуден рассказывает журналистам кто он, и начинает потихоньку открывать вершину айсберга раскрываемого им океана информации. А заодно совершает короткий ликбез по информационной безопасности, или скорее по информационной уязвимости для широкого круга зрителей.
Collapse )

Выступление Славоя Жижека в Лондоне: философ как агент несвободы.


Славой Жижек выступил перед забитым залом лондонского Southbank Center, в рамках проходящего там литературного фестиваля. Жижек конечно прекрасен по своей энергетике, задору и степени хулиганства, которое он творит на сцене. Его можно растаскивать на цитаты, но если провести лингвистический анализ, то самым частым словом наверняка будет bullshit. Жижек влюблен в свою неполиткорректность. Он как ребенок радуется каждый раз когда он провоцирует аудиторию, готовя ее постепенно к тому что сейчас он скажет что-то такое… Ну лучше по-порядку.
Началось выступление с шуток-прибауток о роли технологий и химических средств для новых радикальных форм свободы через манипуляция восприятия времени. Жижек попытался раздвинуть границы воображения рассказав о том, как растянув ощущение времени, за 8 часов человека можно отправить в заключение на тысячу лет, что должно сэкономить деньги налогоплательщиков. Впрочем, он тут же напомнил собравшимся что сам обладает dirty mind, поэтому такую технологию лучше направить на превращение акта любви в 10 минут в акт длящийся тысячу лет.Collapse )

Методология разработки альтернативных пространств. Интервью с Доминатрикс.

На HoneyMilk вышло мое интервью с автором первой книги «История Доминатрикс», уникальном культурно-историческом анализе проведенном моей коллегой из Лондона: http://honeymilk.org/dominatrix/
Энн О Номис (чье имя остается неизвестным для читателя) предлагает уникальный опыт исследователя, который погружается в тему своего исследования в духе классической этнографии и антропологии, а также следует генеалогической традиции Фуко.
Это интервью перекликается с темой курса лекций по методологии разработки альтернативных пространств, который я читаю на Urban Studio в Литве.
Этот курс рассматривает Интернет как пространство в котором с одной стороны скрыты новые возможности для конструирования альтернативных реальностей, а с другой растет давление регуляции со стороны системы, чтобы поставить это пространство под контроль в той же степени как контролируются различные физические пространства и медиумы.
Центральные темы социальных наук – это силовые взаимоотношения (power relationship) между системой и индивидом, а также понятие нормы и нормативные трансформации. Борьба между системой и индивидом происходить как в политической и социальной сфере, так и в его личной жизни (за примерами как государство пытается регулировать личную жизнь людей далеко ходить не надо). Проводя сравнительные анализ различных пространств в которых ослаблено влияние системных факторов, я в том числе исследую альтернативные сексуальные сообщества, и в частности рассматриваю субкультуру женского доминирования.
С одной стороны, искусство доминатрикс - это умение создать альтернативные пространства где человек оказывается вне влияние социальной структуры, по сути выходит в нормативный вакуум, или по крайне мере это влияние ослаблено. С другой, доминатрикс – это методология работы с человеческими фантазиями, моделями альтернативного воображения и утопии. Это практика которая помогает жить "поверх барьеров", исследовать новые "зоны ближайшего развития" и раздвигать границы этих зон.
Свобода в личной сфере связаны со свободой социальной и политической. Одни скажут, что активная политическая и социальная деятельность - это форма сублимации. Но другие ответят словами французского исследователя: «Тот кто скучно трахается, не сможет совершить революции». Иными словами, стоит разделять энергетику как готовность к борьбе (что может быть формой сублимации), и способность воображать и воплощать новые реальности выходящие за пределы существующей структуры (что требует умения работать с фантазиями и выходить за пределы системы). Вместе с тем, как это не парадоксально, те кто создают пространство вне системы, сами требуют регуляции. История становления домиантрикс как ремесла и профессии, хорошо демонстрирует эти парадоксы. Так или иначе, не исследуя динамику взаимоотношений системы и индивида в личной сфере, мы вряд ли сможем понять социальные и политические процессы.

Между национальной солидарностью и национальным психозом.

Сейчас напишу что-то непопулярное, что возможно вызовет праведный гнев у моих израильских френдов. Со вчерашнего вечера я конечно наблюдаю за израильскими новостями, а также за реакциями в социальных сетях. Многие пишут о горе, отчаяние, боли, невозможности работать… Пишут о том, что просто выбиты из колеи…
Конечно, жестокое убийство троих израильских подростков палестинскими террористами – это ужасный террористический акт и огромная трагедия.  Но наблюдая за общественной реакцией и израильскими СМИ, мне кажется что сочетание методов работы израильских журналистов с эффектом социальных сетей пересекает тонкую грань между поддержанием национальной солидарности и созданием национального психоза, с сопутствующими эффектами пост-травматических нарушений, которые затрагивают и будут затрагивать тысячи, а может и десятки тысяч израильтян.
Да, ритуалы скорби безусловно несут центральную роль в израильском обществе и так было всегда. Многие исследователи указывают на то, что израильским СМИ всегда играли роль «племенного костра».  Но пропорция между информацией и эмоциями в израильских СМИ, особенно электронных (радио и ТВ) с бесконечными прямыми эфирами , в лучшем случае составляет один к десяти (не в пользу информации).  Сегодня утром слушал к примеру интервью по израильскому радио с одним из тех, кто нашел тела погибших. Первый вопрос ведущей: «Ты спал сегодня ночью?» «Да, спал, я очень устал», отвечает тот. «А ты плакал?», спрашивает ведущая - «Нет, не плакал, но наверное другие плакали» ( парень уже почти извиняется за то, что у него не было слез). СМИ не информируют, а в первую очередь подпитывают скорбь, разжигают и так уже трагичные эмоции, по сути педалируют травму.
К этому добавляется эффект социальных сетей, где эта боль и трагедия индивидуализируется через каждого пользователя, множится и приобретает по сути лавинообразный характер.  Я хорошо помню, как и многие вы, волну терактов начала двухтысячных, когда таких сетевых волн скорби еще не было (скорее сообщества типа перекличка.ру, и проверка что у всех все впорядке).
Да конечно, такая реакция вызвана еще и особенным характером таких терактов, когда речь идет не просто об убийстве, а убийстве с маленьким окном надежды. Но ведь подобный эмоциональный шантаж и является главной целью террора.  Цель террористов именно создание эффекта национального психоза, в то время как похищение и расправа – это жестокие инструменты. И жертвы здесь не только погибшие и их семьи, но все члены общества. Именно к такому социальному параличу, посттравматическому стрессу у тысяч людей, и стремятся террористы.
Конечно СМИ должны свободно освещать то что происходит, но при этом важно соблюдать определенный градус эмоционального накала. А зрителям, которые в мире социальных сетей стали теперь и распространителями и производителями контента (да, Ваши личные чувства и переживания в сети –это тоже контент) рефлексировать и контролировать эмоции, понимать что цель террора - это прежде всего нарушить жизненный баланс тех кто остался в живых. Даже если вы со мной не согласны, об этом стоит задуматься… чтобы племенной огонь скорби не сжег племя, которое вокруг него собралось.