Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Принципы сетевой войны. Жертвам сетевой картечи посвящается...

Ощущение, что после событий в Одессе информационные войны достигли некоторой точки кипения. На данный момент можно делать некоторые выводы, которые, конечно, касаются не только Российско-Украинской информационно-сетевой войны, но ее в особенности. В особенности потому что она проходит в среде где с одной стороны прогресс информационных технологий (если это можно назвать прогрессом) достиг точки где эти технологии свободно и успешно используют все стороны, а с другой уровень непрозрачности, а если называть вещи своими именами грязи, вокруг применения этих технологий - особенно высок.
Главное заблуждение что информационная война - это метод переубеждения кого либо… Информационная война – это метод вовлечения граждан в боевые действия на сторону государства, или на сторону тех или иных игроков представляющих государственную систему/ силовые структуры.  Информационная война - это то, как рядовые граждане вдруг оказываются на поле боя, пускай не физического, но интегрированного с другими пространствами боевых действий. Более того – это то что делает рядовых граждан не только участниками, но и легитимными целями боевых действий, то есть по сути стирает границу между фронтом и тылом. Сегодня фронт проходит через каждого у нас, на наших частных сетевых пространствах, у нас дома, в нашем собственном сознание… (или, там где хотелось бы надеяться его найти).
Итак – каковы основные характеристики подобной информационной войны:
·      Информационная война убеждает только своих. Она делает более крепкими и непроницаемыми, то что Карл Сустейн называет «информационными коконами»… Иными словами, информационная война - это механизм социальной поляризации.
·      Информационная война это механизм интенсификации ненависти и разрывания существующих социальных сетей.
·      Информационная война является ключевым механизмом контроля человека государством.
·      Цель информационной войны - обеспечения внутренней легитимации и стабильности, через вовлечение граждан в боевые действия.

Информационная война превращает человека в часть системы. Делает из гражданина солдата. Из личности – инструмент пропаганды.  Вовлекает его в боевые действия, отводя его личную жизнь, семью, работу, ежедневные заботы и мысли на второй план. Информационная война это механизм обезличивания во имя некоей конструкции «правды», которая подпитывается информационными вбросами, видео, фото, каким то бесконечным потоком информационного планктона… Причем не важно с чьей стороны, ибо противоположная версия правды, это та же правда, только наоборот. Альтернативные версии реальности по сути являются неотъемлемой частью друг друга образуя единое целое, полярные "истины" подпитывают друг друг и по сути образуют своего рода симбиоз.

На самом же деле, главное противостояние здесь вовсе не борьба России и Украины, "бендеровцев-фашистов" и «колорадов-крымнашевцев»… Главное противостояние – это противостояние системы и человека.  Попытка системы превратить человека в инструмент, и попытки индивида сохранить свою автономность, дать отпор. И здесь основное - это не убедить другого в своей версии правды, а не дать ни одной из сторон сделать из себя еще одного деревянного солдат армии Урфин Джюса.  Иммунитет от  влияния системы с чьей бы стороны она не проникала в ваше сознание возможен только через развитие критического разума, и понимания, что твой враг - это не россияне или украинцы, а эта пожирающая ваше эмоции, мысли и время «машина вовлечения» существующая со всех сторон, враг - это система.

А пока что израненные от сетевой картечи пользователи интернета тонут в бесконечном потоке агрессии в комментариях, мечутся между очередным «шэрингом» ролика той или иной стороны и мыслями как сбежать из сетевого пространства, потушить свет на персональных страничках, самоудалиться, уснуть, и видеть сны… Но увы, шрамы эти глубокие, и не всегда излечимые. Эра PTSD (пост-травматических расстройств) только начинается. И как говорит архивариус Шарлемань в конце захаровского «Убить Дракона»: «Зима будет долгой. Надо приготовиться…»

10 лет спустя: Посадочный талон в заднем кармане.

dotz 07.10.01-01
Десять лет назад я был зам. пресс секретаря северного военного округа ЦАХАЛа. Четвертое октября выпало на четверг и я кажется собирался направлять в центр страны на выходные. Когда я был еще где то на севере, новости сообщили о падение самолета. Через несколько часов мне позвонила Мири Регев, теперь она член Кнессета, а тогда была начальником отдела израильских СМИ пресс службы и моим командиром, и спросила готов ли я вылететь завтра.
На следующий день мы все собрались на военной базе около аэропорта Бен Гурион. Правда вылет откладывали. Были какие то переговоры с российской стороной. Если не изменяет память мы вылетели в субботу вечером. В составе делегации помимо пилотов, были криминалисты из полиции, которые должны были заниматься опознанием тел, военные раввины, врач, офицер который отвечает за внешние связи, ну и фотограф с пресс-секретарем. В роли последнего, мне нужно было объяснять что цель израильской делегации исключительно помощь в опознание тел, соблюдение ритуальных обрядов для погибших и доставка тел в Израиль, а не участие в расследование.
DSC_0157
Первое странное ощущение, когда мы прилетели в Сочи на Геркулесе - это быть на территории России в израильской военной форме. Нас встречали дипломаты из израильского посольства, которые работали очень четко и профессионально. А потом несколько дней в морге и опрос родственников, прилетевших на самолете на следующий день (о них подробнее может рассказать Наташа Мозговая, которая прилетела с ними). Дело в том, что из 88 погибших, на месте катастрофы нашли тела кажется только 13 или 14 человек. Процесс идентификации был очень сложным.
 Collapse )

Сетевые войны будущего: тревожные перспективы Израиля.

События в арабском мире, в том числе Тунисе и Египте, обострили обсуждение роли информационных технологий в революциях. Об этом писали все кому не лень, включая и меня (например тут и тут). Не менее интересной была роль информационных технологий в протестах в Лондоне, где были опробованы новые методы сетевых войн (об этом я писал тут) и во время беспорядков на Манежной площади (об этом я писал тут, правда на английском). Однако все эти обсуждения касались роли информационных технологий во внутренних конфликтах, протестах и революциях.

Что касается роли Интернета во внешних, то есть международных конфликтах, до сих пор в этой области обсуждались две основные темы: или дипломатия (о роли Интернета как инструмента публичной дипломатии подробно написано в нашем Герцлийском отчете "State Cyber Advocacy")  или аспекты которые касаются кибербезопасности (будь то кража информации или же саботаж против тех или иных систем, через Интернет). Тема Интернета, как инструмента непосредственно международного конфликта до сих пор насколько я знаю не возникала.

Сегодняшние события на границах Израиля, а именно попытка штурма тысячами на ливанской границе и еще более беспрецедентный прорыв сирийских демонстрантов на Голанских высотах заставляют по новому посмотреть на роль Интернета в конфликах и предположить, что социальные сети и другие сетевые платформы уже превратились в инструмент международных конфликтов, причем не просто еще один инструмент, а стратегический фактор, с которым традиционная армия 1.0 справляется очень плохо.
Collapse )

Как зовут мою девушку...

Если бы я писал когда нибудь текст в свое время очень любимом ЖЖистами жанре "100 фактов о себе", там бы обязательно был пункт: "Я третьестепенный герой в детективе Дарье Донцовой".
На днях, мне этот факт вспомнился и решил еще раз изучить психологический портрет героя, который оставит меня на страницах русской литературы.
Собственно, появлений в детективе у меня два. Причем если в первом я занимаюсь, тем что действительно делал не раз, можно сказать это просто профессиоанальный образ, а именно поиском информации, то второе как то совсем на меня не похоже. Зато там читателю становится известно как зовут мою девушку.
Да, и кстати сама детектив тоже называется более чем символично "Чудовище без красавицы" (моя мама зато фигурирует в детективе "Гадюка в сиропе").
Если Вы хотите узнать что именно я делал в детективе Донцовой, и как зовут мою девушку, читайте под катом:
Collapse )

Палестинское оружие.

48,05 КБ
Оружие, обнаруженное вчера "Голани" у трех палестинских боевиков в районе пограничного забора в центре сектора Газа. Две оптики - прицел и видеокамера. Все таки армии еще далеко до того чтобы "СМИ-оружие" применялось солдатами с той эфективностью, как делают это палестинцы.
(фото: Пресс служба армии)

"Рева шаа лифней Виноград"

В рамках заметки в Ъ написал небольшую зарисовку, что происходило в зале пресс конференции до ее начала. Места на нее в газете естественно не хватило, так что выкладываю тут :)
Collapse )

Ашкенази.

Говорил сегодня с достаточно высокопоставленным офицером. В армии многие считают, что Ашкенази - это очень хорошо, потому что армии сейчас нужна железная рука. Мол в отличие от хитрого дипломата Каплинского, классический голанчик Ашкенази все расставит по полкам. Может они и правы...
А я уже себе представляю как вся армия опять будет по улицам ходить в "кумтот" (береты) :)

Вокруг главы генштаба...

Так получилось, что за время службы мне приходилось сталкиваться, хоть и достаточно поверхностно, с двумя главными претендентами на пост главы генштаба ЦАХАЛа, причем и с тем и с другим я общался практически в одной и той же должности - зам. пресс секретаря округа, сначала северного, а потом центрального.
Collapse )

ЯМАМ без маски

Выкладываю полный черновой вариант сегодняшней заметки в "Ъ" о полицейском спецназе по борьбе с террором - ЯМАМ. Указом правительства ЯМАМ опреден как отряд отвечающий за освобождение заложников.
Во вторник, ряд русскоязычных СМИ перевели с иврита публикации основанные на той же пресс конференции, однако может быть кому нибудь информация из первых рук тоже будет интересна.

Collapse )