Григорий Асмолов (pustovek) wrote,
Григорий Асмолов
pustovek

Categories:

Дискурсивная пропасть сексизма и почему журналисты должны быть летучими мышами.


Я долго надеялся, что смогу пройти  мимо бурления сетей вокруг сексизма, потому что как и любой сетевой водоворот такие дебаты способны только затянуть ко дну,  и попав в воронку уже абсолютно все равно какое мнение ты высказываешь. Но появление сайта телочка.ру стало тем моментом, когда я все-таки решил попытаться посмотреть на эту сетевую воронку со стороны, в надежде не быть в нее затянутым.

В этой истории меня интересует не конкретная тема, а собственно почему это воронка возникла, ее структура,  и стоящий в центре нее дискурс  который можно назвать  «20000 тысяч слов против 140 знаков».  Тезис сайта «Телочка.ру» «Пока вы обсуждали слово «телочка» в России стольких то убили и стольких то избили…» а дальше предложение помочь женщинам, написав еще одну колонку "про феминизм, сексизм и Холокост", пожалуй, наиболее иллюстративно сформулировал эту дискурсивную пропасть в которую мы все падаем (и это отнюдь не кроличья нора Алисы, потому что внизу есть дно, об которое все мы разбиваем свои бренные лобные доли).

Диалог между «Партией 20000» и «Партией 140» идет изначально на разных волнах. 140-знаковые вещают, образно говоря, по FM, а двадцатитысячники на средних. По сути, та же гипотетическая Белла Рапопорт выступает как летучая мышь которая посылает сигналы ультразвуком, тем чьи уши ультразвук различить не способны.

Проблема это конечно… сейчас скажу страшное ученое слово…. эпистемологическая. И тех и других беспокоят те же вопросы, но просто мир этот они видят совсем по-разному.  Тезисы "двадцатитысячников" очень сложно воспринять и осмыслить, не обладая базисными знаниями в социальных науках, не понимая роль языка в конструирование социальной реальности,  не умея идентифицировать и различать механизмы формирования дискурсов, не будучи знакомым с разными теориями власти…  Не открыв учебник по теориям социальных наук, не прочитав к примеру Фуко, Бурдье, Гидденса, или даже, простите, Джудит Батлер, не обладая базисными знаниями в области дискурс-анализа действительно трудно понять как те или иные слова могут привести к насилию и убийствам, как те или иные лингвистические структуры формируют социальную реальность в которой мы живем и приводят к росту бытовой ненависти,  конфликтам, жестокости и нетерпимости…

Я ни в коем случае не утверждаю, что одни (те, которые пишут больше слов) умнее других. И у тех и других может быть хорошо развито критическое мышление, и те и другие могут разделять одни и те же ценности, но это критическое мышление работает на разных уровнях. Мозг журналистов партии 140 как аналитический инструмент просто не настроен на ту частоту, на которой транслируют двадцатитысячники.

К чему я все этого говорю? В первых я не сторонник феминистских или ориенталистских теорий. Для меня они слишком узкие и слишком   нормативные по своим ориентирам. Узкие, потому  что занимаясь частными аспектами социальной реальности, пытаются генерализировать их и объясняют часто все только через их призму, не признавая легитимность более широкого спектра, а нормативные потому часто учат как жить, занимаясь не только критическим анализом, но и постулируя «как надо». При этом, эти теории часто не критичны по отношению к себе и не обладают должной степенью саморефлексии. Мне ближе теории, которые предлагают механизмы критики реальности, но оставляют содержание критики и выводы для каждого отдельно, как например концепция «управления самим собой» Фуко (self-governance). Но это, возвращаясь к метафоре выше, я говорю о разных диапазонах на одних волнах. И те и другие теории, призывают нас к критическому анализу реальности на уровне социального-политического кода, своего рода "Матрицы" которая используется для того чтобы формировать мир, в которым мы живем.

Дебаты вокруг сексизма симптоматичны потому, что они демонстрирует прежде всего провал журналистского образования. Журналисты – это люди профессии среди задач которой критика происходящего вокруг при помощи лингвистических инструментов, то есть языка. Они должны уметь различать «ультразвук» социальной реальности и быть в том числе и «летучими мышами». Это необходимо и как механизм рефлексии относительного окружающего их мира, и как механизм саморефлексии относительно того, что они производят сами. Это необходимо, для того чтобы уметь бороться не только "в рамках матрицы", но и для того чтобы ставить вопросы относительно самого "кода".

Деконструкция социальной реальности - это ремесло и умение которым журналист должен обладать наряду с умением добывать информацию, вести диалог, писать статьи и разрабатывать структуру текста, привлекать внимание читателя... Пройди журналисты курс введения в социальные теории и семинар по дискурс анализу (при условие, что они понимают зачем им это надо) – не было бы тогда всего этого безумия, да и в принципе автономия журналиста как личности и иммунитет к манипуляциям со стороны системы и структур власти был бы гораздо выше.

Поэтому,  журналисты должны учить не только журналистику как ремесло по созданию контента (этому частично можно научиться и на практике), но в первую очередь коммуникации как социальную дисциплину,  которая развивает критический разум и повышает степень профессиональной рефлексии до частоты ультразвука социальной реальности, умение видеть происходящее вокруг на уровне кода. Журналист должен уметь общаться и смотреть на этот мир не только на "FM", но и на "средних волнах". А дальше…  дальше уже можно спорить о дискурсе слова «телочка» и его влияние на конструирование социальной реальности, не только реагируя на сам тезис, но и оперируя его системой координат.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments