Григорий Асмолов (pustovek) wrote,
Григорий Асмолов
pustovek

Categories:

Аль Джазира от первого лица.

DSCN4184
Неделю назад,здесь появился пост о главе Вашингтонского бюро саудовского канала Аль Арабия Хишаме Мельхаме. Мельхам, говорил много и не совсем дружелюбно о главном соперника «Аль Арабии» - катарской «Аль Джазире». Как известно, журналисткая этика требует возможность представить позиции другой стороны. Спустя неделю, у нас в классе появился генеральный директор и глава редакционного совета Аль Джазира (как арабской так и английской) Вада Ханфар.
Аль Джазира, чтобы об этом канале не говорили, явление уникальное. Многие эксперты говорят о том, что Аль Джазира полностью изменила арабский мир, а не так давно появилась книга «Эффект Аль Джазиры», в которой канал описывается как средство массовой информации создавшее свою виртуальную страну, объеденив вокруг одного и того же распорядка дня зрителей многих арабских государств. Поэтому генеральный директор Аль Джазиры – это не просто генеральный директор телевизионного канала. «Если Вы будете составлять рейтинг самых влиятельных людей Ближнего Востока, Ханфар окажется выше многих президентов и королей», - сказал нам перед лекцией профессор Марк Линч, который занимается изучением арабских СМИ.
Ханфар является посредником между владельцем «Аль Джазиры» - эмиром Катара и наследным принцем и сотрудниками канала. Власть Ханфара еще беспрецедента по той простой причине, что Аль Джазира это единственный телеканал фактически без бюджета. Правда в связи с экономическим кризисом, катарские власти видимо все таки осознали не бездонность своей казны, и каналу этой весной фактически впервые пришлось провести крупную финансовую проверку и выработать бюджет (впрочем, ряд экспертов полагают что бюджетом это все равно назвать сложно).
Насколько мне известно это первый визит Ханфара в США, во всяком случае в качестве гендиректора. Дело в том, что во время администрации Буша, власти США отказывали ему в визе. Гендиректор Аль Джазиры, был ранее главой иракского отделения телеканала. После того как бюро канала разбомбили американцы (один журналист погиб), Ханфар стал известен благодаря статье в британской «Гардиан». Ее заголовок был весьма красноречив: « Why did you want to bomb me, Mr Bush and Mr Blair?. Можно понять почему у 43-его президента США было мало причин любить гендиректора катарского канала. Поэтому, по словам Линча самый главный итог визита Ханфара – это сам факт визита. «Будучи в феврале в Дохе, я пытался уговорить его приехать в Вашингтон и дать шанс новой администрации», - написал Линч в своем блоге, - «Тот факт что он приехал, символизирует новые возможности для сближения между США и арабской аудиторией.»
Как и предыдущий пост, здесь я выложу основные конспекты, того что говорил Ханфар. То есть точных цитат тут не будет, но смысл я постараюсь передать максимально близко. За день я побывал на двух его выступлениях, сначала в одном из институтов, а потом у нас в университете, где мне ему удалось задать два вопроса, касающихся Израиля и палестино-израильского конфликта.
На самом деле, в этот день я видел Ханфара трижды. Последний раз это было поздно вечером на М-стрит в Джорджтауне. Так и хотелось подойти и сказать «Паам шлишит глида», но боюсь что появление одного и того же израильтянина третий раз подряд за один день, могло его немного напрячь, поэтому я предпочел на этот раз остаться незамеченным.


О себе:
Я начал свою карьеру как инженер. Это оказалось немного сложным для меня и я пошел учить философию. После философии я начал изучать Африку и занимался этим 8 лет. Я был там, во время смены режима в Южной Африки и прихода Манделы. С 97 года я начал работать комментатором, а потом корреспондентом Аль Джазиры по Африке. Работал в Афганистане, Индии, Ираке... и потом стал гендиректором Аль Джазиры. Но я очень скучаю по репортерской работе, по возможности соприкоснуться с событием. А сейчас у меня толко сплошные встречи да мероприятия. Но я надеюсь когда нибудь вернуться в гущу событий, чтобы завершить свою миссию.

DSCN4178
Состояние современной журналистики и концепция Аль Джазиры
С 1996 по 2001 год Аль-Джазира всячески приветствовалась США. Но в 2001 году все изменилось. Мы продолжали делать тоже самое, но нас начали резко критиковать в особенности Рамсфельд. После 11 сентября, большинство журналистов только отражают голоса правительсвенных спикеров. Их захлестнули патриотические чувства. Они давно потеряли объективность. СМИ заводит людей в заблуждение. Журналистика похищена политикой и бизнессом.Редакционную политику СМИ определяют политики. И много ошибок в принятиях политических решений делается потому, что люди готовы слышать только один голос. Освещение Ирака и Афганистана тому пример. СМИ защищали решения которые потом оказались абсолютно неверными.
В то время когда другие журналисты должны занять чью то сторону, а если нет к ним применяется принцип – «если ты не с нами, то против нас», мы пытаемся приложить все усилия чтобы работать как журналисты а не как политики. Наш девиз это «мнение, и другое мнение». Мы говорили о пытках в Абу Грейб задолго до того, как это стало центральной темой западных СМИ, но нас не брали всерьез, считая это пропагандой. Наших журналистов пытали в Абу Грейб. Наших людей убивали. Несколько было ранено в Багдаде. Бомбежка нашего бюро в Ираке так и осталось нерасследованным.
Поймите, в зоне арабской аудитории находится 8 очагов конфликтов и горячих точек, среди них Ирак, Афганистан, Пакистан, Сомали, Дарфур... Жертвы этих войн – наша аудитория. На этих улицах много эмоций и обозленности, и мы обязаны отражать это, потому что это и есть реальность. Я надеюсь, что настанет день когда мы сможем выйти с новостям без заголовок о бомбежках и разочаровниях. Но как журналисты мы не можем скрывать что происходит, и говорить что реальность прекрасна.
День за днем мы видим как Ближний Восток утопает в хаосе и анархии. Мы не хотим чтобы наши дети жили в тени оружия и хаоса. СМИ могут сыграть значительную роль в погашение конфликтов, если не будут забывать историю и упрощать события. К сожалению, все больше и больше журналистов полностью зависят от Википедии в таких вопросах как конфликт между шиитами и суннитами. Ночью они просматривают Википедию, а на следующий день они уже эксперты на телеэкране. А ведь это конфликт которому две тысячи лет.
Информация которая поступает очень фрагментирована. Отсюда Ближний Восток выглядит как черный ящик. Если я просто американец, который за этим наблюдает, то я наверняка подумаю, что эти ребята на Ближнем Востоке просто сумасшедшие. Но мы люди – мы хотим получать удовольствие от жизни и жить в мире. Внешний фактор очень важен. Фрагментация арабского мира стала результатом необдуманной интервенции, а не потому что мы такие безумцы, которые хотят убивать друг друга. При помощи Запада появились страны и режимы марионетки, которые не считались народом легимтимными. Поэтому наша задача, это создать балансированное освещение событий.

Является ли Аль Джазира механизмом формирования новой арабской идентичности:
Мы никогда не думали о себе как о политическом или иделогическом движение. Мы не борцы за свободу а журналисты которые работают в соотвествие с профессиональными стандартами. У нас не было целей стать голосом арабского мира. Однако, безусловно возник некоторый вакум. Люди искали кто может озвучить их голос, будучи независимым от правительств, и возможно они решили, что таким представляющим их голосом может быть Аль Джазира. Вместе с тем, безусловно, тот факт что люди от Мароко до Омана смотрят одни и те же заголовки новостей, может привести к созданию общих приоритетов.

О терроризме и объективности:
Определение терроризма относительно. Это термин с политическим смыслом. Использование слова «террорист» - это суждение и оценка действий. Поэтому наша редакционная политика – не использовать термин «терроризм». Мы не скажем про кого то террористы, а назовем то или иное движение его именем. Как СМИ мы хотим только осветить события, а не быть часть политической дискуссии. У меня был знакомый в Лондоне, который активно агитировал против использования термина «терроризм». Однако, после атак в Лондоне он начал говорить «террристы». Так не должно быть.

Saluyt 4july 015
Мой вопрос: Вы говорите том что не используете слово террорист потому что оно включает суждение и оценку. Ну а тогда как насчет религиозной терминологии и в первую очередь использование термина «мученики». Разве в этом нет суждения?
Да, действительно слово, слово шахид содержит элемент суждения. Но мы позаимствовали это слово из арабских СМИ. Это то слово которое всегда используется для палестинских жертв, то есть это культурный код. У нас были дебаты в редакции на эту темы, но мы используем это потому что так делают большинство арабских СМИ. И не стоит слишком далеко заходить в интерпретации этого факта. Как я уже говорил, с другой стороны нас обвиняет в том, что мы приглашаем израильтян, в особенности во время последнего конфликта в Газе. Так что нам необходимо сохранять баланс, находить середину.

Аль Джазира и радикализация:
Нас обвиняют в том что мы помогаем радикализации. Я считаю ровно обратное. Многие говорят что у нас в эфире много популизма. Много криков. Но надо понимать, в арабском мире очень много кризисов, с тех пор как его неправильно покинули британцы. В этой ситуации, я считаю что СМИ играю значительную роль в формирование более балансированного и открытого мышления. У экрана есть волшебное влияние на радикалов. Когда они наедине записывают свои кассеты – они не подвергаются никакой критике. Появляясь перед публикой – они должны быть более разумны и рациональны. Они должны отвечать на тяжелые вопросы. Они должны слушать других. Их мышление находится в центре обсуждения. Они подвергаются процессу демистификации.


Про ближневосточной процесс:
Многие не верят что США честный посредник, потому что Израиль не платит никакой цены. Но мы можем без конца спорить о поселения, мы можем обсуждать детали сколько домов они еще построили и насколько метров расширились. Но необходимо сфокусироваться на общей картине, а не на деталях. Детали не помогут сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Факт заключается в том, что палестинцы до сих пор ничего не получили от этого процесса. Мы имеем дело с фрагментацией территории и экономическом кризисом как в Газе так и на Западном берегу. Люди потеряли веру в эффективность процесса, в то что он куда то ведет, как будто единственная цель процесса – это сам процесс. Но он должен вести к чему то конкретному. Главная проблема это отсутствие представления цели, ее видения и отсутствие политической смелости у тех, кто принимает решения. Даже наиболее радикально настроенные силы с двух сторон говорят о том, что необходимо что то с чем можно работать. Когда мы смотрим на игроков как на инопланетян – мы их не понимаем. Это неверный путь. Аль Джазира объясняет все позиции. Все те, кто имеют какое либо влияние должны стать частью дискуссии. Если люди чувствуют себя за бортом – это плохо.

Мой вопрос: как бы Вы охарактеризовали на данный момент Ваши отношения с Израилем?
Во первых стоит сказать, что наш офис в Израиле никогда не закрывался в отличие, например, от палестинской автономии где его закрыли несколько дней назад. Отношения с израильскими властями ухудшились и стали более критичными после Ливанской войны. Понятно, что большинство арабского мира, стояло во время этой войны на стороне Хизбалы, и мы это отражали. Что касается истории с Самиром Кунтаром – это абсолютно легитимно делать с ним токшоу. Но наш журналист совершил ошибку, и решил отпраздновать в эфире день рождения Кунтара. Наша редакционная комиссия, во главе которой я стою, рассмотрела поступившие жалобы и признала это ошибкой. Часть тогда говорили что мы прогнулись под израильским давление, упоминая официальный протест израильского МИДа. Конечно это не так. Это было чисто профессиональное решение. Глава израильского МИДа Ципи Ливни также встретилась со мной в Дохе. Она сказала мне что мы не помогаем своей деятельностью прогрессу мирного процесса. Я ей тогда ответил, что если прогресс будет – мы с радостью об этом сообщим, но мы не можем создать этот прогресс сами.
Однако, мы были первыми в арабских СМИ кто дал слово израильтянам. Куда бы я не приезжал в арабском мире, одной из первых тем которая поднимается – это почему мы даем сцену израильтянам. Очень многие считают, что наша политика по отношению к Израилю – это акт нормализации отношений. А я считаю, что мы просто должны разговаривать со всеми.

DSCN4154
Отношения с хозяевами правительством Катара:
Мы не путаем наши профессиональные цели, с целями министерства иностранных дел Катара. Их политические приоритеты не являются нашими (обратите внимание – он Ханфар упоминает МИД, а не эмира Г.А.). К примеру у Катара хорошие отношения с Алжиром и Тунисом, но офисы Аль Джазиры закрыты в этих страна. Катар дружить с Ираком, но наш офис в Ираке закрыт местными властями. Власти Катара действительно создали и финансируют Аль Джазиру, но не для того чтобы мы были их пресс-секретарями. Тогда бы нас никто не воспринимал всерьез как независимый источник. Они не диктуют политику канала. Для нас, наша независимость и достоверность – это красная черта, которую мы переступить не готовы.


DSCN4189
Отношения между Аль Джазирой и Аль Арабией (Вопрос из зала: У вас холодная война? Вы как Пепси и Кока Кола?):
Мы точно не Пепси и Кока. Я не хочу говорить о других каналах. Только о нас. У нас есть журналистская философия согласно которой в центре любого репортажа должны быть люди. Динамика общества нам важнее чем представители того или иного правительства. Мы не дружим с правительствами. Мы дружим с людьми. За это нас часто обвиняют в популизме. Но нам интересно, не то что происходят на пресс конференциях и кулуарах власти, а встречи с людьми и возможность дать им высказаться перед другими людбми. Некоторые другие каналы предпочитаю фокусироваться на том что говорит и делает правительство. Да правительства есть и они важны, но мы не видем нашей роли в том, чтобы повторять их слова.

Редакционная политика:
Наш редакционный совет встречается раз в месяц, чтобы рассмотреть жалобы, а также вопросы связанны с редакционной политикой. К примеру – показывать или нет, кадры с кровью и погибшими. Или же возьмем к примеру, вопрос освещения взятия заложников. В первую очередь, когда мы получаем кассету, мы обязательно даем время на чтобы сообщить это семье или посольству страны, чтобы оно передало семье о том что произошло. После последнего похищения американца в Афганистане, мы были единственным каналам, кто дал время перед показом кассеты. Все остальные показали ее сразу. Мы показываем эти кассеты без звука. Мы показываем минимально количество кадров, и обязательно без сцен издевательств. Я кстати все время просил передать Рамсфельду, что мы не показываем у себя в эфире как отрубают головы, но он упорно продолжал это повторять. В определенных обстоятельствах, когда мы убеждены, что взятие заложников преследует криминальные цели, мы можем отказаться от показа кассеты. Так было к примеру в случае с кассетами из Сомали. Нас обвиняли в рекламе Бин Ладена. Мы делали это не более, чем требовали того наши профессиональные обязанности.
Возвращаюсь к вопросу визуального освещения насилия, в 2004 году мы выработали свой этический код. Это было сделано в рамках международного форума в Дохе в котором участвовали 150 журналистов со всего мира. У нас очень четкие правила относительно освещения конфликтов, так чтобы не зайти слишком далеко с нашими зрителями. К примеру, мы не показываем крупным планом разорванные тела. С другой стороны, мы показываем кадры в которых есть элемент шока. Мы обязаны показать масштабы разрушений, обязаны не скрывать уродливое лицо войны, но делать это с ответственностью. Все это не значит что мы не делаем ошибок в ежедневной работе, но обычно у редакционного совета есть больше времени для того чтобы проанализировать ситуацию.

DSCN4205
Аль Джазира и соблюдение балансов - отвечая на обвинения аудитории в поддержке тех или иных сил в арабском мире (анти шиитская и про-саудовская позиция в связи с потеплением отношений между СА и Катаром, поддержка Хизбаллы и Ирана):
Вы сказали что мы за Иран и Хизбаллу. А вы что мы против шиитов. Во первых, у нас очень много сотрудников шиитов на канале. Надо сказать, что мы начали разделять кто суниты а кто шииты только благодаря господину Бремеру, который решил создать в Ираке секториальное правительство. Что касается Саудовской Аравии – просто теперь у нас появились там корреспонденты. До этого саудовские власти не готовы были появляться у нас в эфире, а теперь готовы. Поэтому теперь освещение Саудовской Аравии более сбалансировано. А вот иракские власти, до сих пор не готовы у нас появляться. Нам уже в течение 4 лет не позволяют освещать события в Ираке. Наше бюро там закрыто.
Что касается последних событий в Иране, многие телевизионные сети начали бегать за Мусауи, мы же просто освещали события давая каждой стороне равное время. Мы сбалансировано показываем консерваторов и реформистов. Наша редакционная политика очень прозрачна. По пять минут каждой стороне – это стандарт. Чтобы мы не думали про консерваторов, мы не можем оказать поддержку только одному мнению. После выборов, иранские власти попросили наших корреспондентов покинуть страну. Но у нас есть иранцы, которые на нас работают. Нас по прежнему ограничивают в освещение того что происходит в Тегеране. Многие кадры блокированы цензурой.
Что касается того что мы поддерживаем Сирию – мы были среди немногих телеканалов, которые предоставили эфир лидеру сирийской оппозиции и «Мусульманских братьев» Аль Бальруни.
Хамас и ФАТАХ, и те и другие, также постоянно обвиняют нас что мы поддерживаем ту или иную сторону. В Йемене у нас проблемы и с правительствои и с оппозицией. Обычно люди более дружелюбны чем правительство. Однако, буквально на днях наши корреспонденты были атакованы антиправительственно настроенной толпой, которая была не довольно тем как мы освещаем события. В то же время йеменское правительство потребовало закрыть наши офисы.Так что если нас обвиняют со всех сторон – значит мы правильно делаем свою работу.

Основные цели канала:
Перед нами сейчас стоят основные две цели. Первая, расширить аудиторию среди молодежи. Вторая, увеличить уровень нашей интерактивности, выйти за пределы традиционных медиа платформ и интегрировать как можно больше новые информационных технологии.

Новые информационные технологии:
Новые медиа для нас – это новая надежда. Мы стараемся стимулировать использование блогов.Мы создали дискуссионую платформу Al Jazera talk, которая уже является самой популярной в арабском мире, и мы работаем над новыми стратегиями использования блогов. Поскольку у многих блогеров возникают проблемы с местными режимами, мы как телевизионная станция их защищаем.
Мы разрабатываем программное обеспечение которое позволяет любому человек послать нам материалы, а новостям их немедленно использовать.
Мы используем для трансляции маленькие коробки Stream Box, оставив громоздкие SNG. Когда мы освещали события в Иране – у нас там были только Stream Box. Это означает что у нас меньше ограничений и больше возможностей дать в эфир дополнительные голоса. Качество хуже, но кому это важно. Интересная важная картинка – это что то что может изменить жизнь людей.

Трансляции англоязычного канала в Америке:
Кабельные компании боялись английскую Аль Джазиру во время предыдущей администрации, потому что якобы мы показываем Бин Ладена. С 1 июля нас начали показывать ряд компаний. Сейчас во время приезда сюда я виду переговоры с рядом компаний. Мы надеемся на лучшее. Северная Америка - это самый важный для нас рынок, если говорить об англоязычном мире. У английской и арабской Аль Джазиры разные приоритеты, но одинаковые принципы и одинаковых дух. Это две разных редакции. Дело в том, что речь идет о разных аудиториях. Для арабоязычной аудитории важно рассказывать, что происходит у них в странах, потому что местные СМИ находятся под контролем властей. Англоязычный канал за 2-3 года смог покорить новые территории. У него 140 миллионная аудитория.

Собирается ли Аль Джазира начать зарабатывать рекламой?
Аль Джазира не будет переходить на комерческую основу и зарабатывать на рекламе. Дело в том, что в арабском мире реклама связана с политическими вопросами. В нашем регионе, вопросы где показывать рекламу находятся под контролем властей. Так образом, переход на коммерческую основу будет означать, что мы должны дружить со всеми правительствами. Это будет конец Аль Джазиры. Но мы пытаемся зарабатывать деньи другими способами. У нас появилось десять спортивных каналов. Есть канал документальных фильмов.

США и публичная дипломатия:
Мы не антиамерикански настроенный канал, и я говорю это с сожалением, потому что знаю, что многие хотели бы увидеть Аль Джазиру занимающей антиамериканские позиции. Аль Джазира сама по себе является продуктом западного мышления и люди, которые ее начинали пришли с BBC. Мы не против Америки, мы против конкретных решение и политических концепций. Некоторые считают, что главная проблема это отсутсвие хорошо налаженных каналов коммуникации. Но это не так. Есть все больше и больше арабоязычных американцев которые могут объяснить американские позиции. Проблема не в возможности объяснить, а в том что объясняют. Проблема также в том с кем разговаривать в арабском мире. Есть более близкие западу, чисто говорящие по английски но они абсолютно оторваны от реальности. Они никого ни в чем не смогут убедить. Необходимо говорить с реальными людьми, близкими к тому что происходит, даже если эти люди выглядят странно. Сама попытка классификации на продвинутых и радикалов является контрпродуктивной и не легитимной. Мы научились от американцев многим важным ценностям, в том числе свободе слова, но почему эти ценности исчезают в тени патриотизма.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments