Григорий Асмолов (pustovek) wrote,
Григорий Асмолов
pustovek

Category:

Снова на севере...

В начале этой недели я впервые побывал на севере после окончания войны. Ехать туда самостоятельно у меня не было ни моральных сил, ни физических, однако пресс-служба армии вместе с канцелярией премьера решили организовать поездку для иностранных журналистов. Почему они решили организовать эту поездку, а также другие подробности - завтра в «Ъ», а сегодня анонс в виде фоторепортажа.


Отсюда началась война. Место где были похищены двое израильских резервистов – Эльдад Регев и Эхуд Гольдвассер.




На этом участке над дорогой нависают заросшие высокими кустами и деревьями холмы, которые являются уже ливанской территорией. Именно там была устроена засада.


Подполковник Гай Хазут – глава оперативного отдела 91 дивизии восстанавливает картину похищения. «Раньше нас в шутку называли дивизией по предотвращению похищений», - говорит Хазут. Однако, в этом случае – дивизия не выполнила и этой цели. Штаб 91-ой во главе с комдивом Галем Хиршем обвиняют и в том, что они проворонили похищение, и в том что дальше вели боевые действия весьма неуспешно… Хазуту видимо не в первой рассказывать на этом месте что произошло – он пытается доказать что у солдат не было шансов.


Два именно таких Хаммера двигались по этой дороге утром 12 июля. Во второй были запущены две противотанковые ракеты – все кто там находились погибли. В первый – только одну, чтобы ранить а потом забрать солдат. По словам Хазута подготовка такой операции заняла бы 3-4 месяца и у израильского спецназа, а боевики Хизбалла готовились к ней на территории Ирана в специальном комплексе под руководством иранского генерала. Любые попытки журналистов, возразить что вроде бы картина засады выглядит достаточно банально отвергались израильским офицером, пояснившим, что это не «детские игры в войнушку» и впечатление обманывает.


После атаки, через эти вороты на территорию Израиля проникли боевики Хизбаллы и забрали солдат. Кстати, учитывая что похищение солдат осенью 2000 года было заснято на пленку, скорее всего где то существует и видеозапись этого похищения.



Это скромная девушка – пресс-секретарь 91-ой дивизии. Когда ее посылали на север – предполагалось, что там будет относительно тихо. А в результате, ей пришлось пережить все события войны и напор журналистов на самую «проблемную» израильскую дивизию.



Израильско-ливанская граница у форпоста Нурит. Справа – Ливан, те самые пресловутые «заповедники», которые были напичканы оружием и подземными инфраструктурами. Там же скрывалось большинство ракетных пусковых установок. Правда теперь, в канцелярии премьера пытаются бороться с военным термином «заповедники», потому что, услышав о боях в заповедниках, Израиль обвиняют еще и в разрушение ливанской природы.


А это вид чуть влево. Расстояние от границы до поселка Нетуа. Чуть дальше Заръит.


Подполковник Хазут показывает поле боя первого дня войны. Именно перед форпостом Нурит развернулись тогда боевые действия. В нескольких сотнях метрах отсюда подорвался первый израильский танк. Тогда погибло пятеро солдат – экипаж и санитар. За его спиной видна башня, на которой год назад погибли два израильских солдата. Они поднялись на башню чтобы что то починить и были застрелены шиитскими снайперами. Саму башню убедительно попросили не снимать.



Вид на Марон Арас - первую деревню где шли бои. Чуть правее окраины столицы Хизбаллы в южном Ливане – Бинт Джбеля.


После первых дождей у стен форпост «Нурит» глубокая грязь. На вид и на химический анализ вряд ли эта грязь чем либо отличается от грязи ливанской, находящейся в нескольких метрах отсюда по ту сторону забота – но какая существенная разница между грязью той и грязью этой. Появления грязи в Ливане израильская армия не дождалась.


Раньше подняться на эти бетонные укрепления и стоять на них – было аналогично самоубийству. Теперь Гай Хазут пытается убедить отсюда иностранных журналистов в том, что Израиль эту войну все таки выиграл.


Среди внимательных слушателей – Мири Айзен, новый советник премьера по вопросам иностранных СМИ. Айзен прославилась во время операции «Защитная стена». Тогда будучи полковником разведки, благодаря своему безупречному английскому она появлялась на всех иностранных телеканалах, чтобы объяснить позиции Израиля. Так что ее новое назначение было вполне логичным.


Сложнее всего Гаю Хазуту убедить тех журналистов, которые во время войны смотрели на происходящее с территории Ливана. Подполковник пытается убедить корреспондента одной из американских газет, в том, что ливанцы не хотят возвращения Хизбаллы, а журналист говорит, что слышал от ливанцев совсем другое.


Начало темнеть и холодать. В Марон Арас запел Муэдзин, но интерес журналистов не спадал, а Гай Хазут продолжал отвечать на бесконечные вопросы.


Внезапно, вечернюю тишину и песню муэдзина нарушило громкое рычание мотора. «А вот и ливанская армия». – оживился израильский подполковник, однако вокруг по прежнему было пусто. «Я их по звуку узнаю», - поясни он, - «Только у них есть такие колымаги.» И действительно, через несколько секунд, из за пригорка, буквально в нескольких метрах от нас появился старенький грузовик.



Подполковник Гай Хазут дает интервью катарскому телеканалу Эль Джазира. Так как темно – его лицо освещает фонарь телекамеры. Теперь Хазута видит весь, находящийся за его спиной, южный Ливан.


Хазут рассказывает «Эль Джазире» что он настроен оптимистично, но должен как военный готовится к худшему – то есть к новой войне. Скоро самая крупная арабская телесеть донесет эти слова до находящихся в нескольких километрах от нас домов деревень Южного Ливана.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments