Григорий Асмолов (pustovek) wrote,
Григорий Асмолов
pustovek

Category:

Lost in Iceland - почти конец.

День девятый.

В последний день путешествия Наташа и Гриша узнают трагическую историю неудавшегося суицида, оказываются у могилы без венка и терпят крах в поисках здания исландского парламента. По пути героев пытаются съесть местные обитатели, однако им удается вырваться, и они успешно замыкают круг исландского путешествия в Рекъявике 101. Пройдя через тюремную площадь, Гриша и Наташа поднимаются к небесам, где они чуть не теряют слух. Однако и здесь им удается спастись. В маленьком магазинчике они получают торжественный статус "потерянных", после чего отмечают последний вечер в Исландии невиданной трапезой и разговором по душам.



Утро девятого дня путешествия началось с расплаты. Уже собравшись, мы постучали в дверь домика старушки. Вокруг, как и ночью, томно бродили овцы. И тут нас ждал сюрприз. Впервые, за время нашего пребывания в Исландии мы столкнулись с местом, где нельзя было расплатиться по кредитке. Карточки в Исландии - в принципе вещь универсальная, и в любом, самом забытом месте, их принимают. Но старушка, видимо была чужда прогрессу цивилизации и "Визы" не принимала. Достаточно исландских крон у нас не было, но добрая Баба-Яга не имела ничего против американской валюты, так что все стороны остались довольны.
Перед тем как сесть в машину, Наташа попытался поймать какую-нибудь овцу, чтобы с ней сфотографироваться, но овцы явно не одобряли Наташиного желания. Как только девушка приближалась, они отбегали на безопасно расстояние. Поиграв минут пять в эти "Овцы-Наташки", моя спутница успокоилась, мы сели в машину и поехали.
Первым пунктом последнего дня путешествия (назавтра днем, нам предстояло сдать машину и покинуть остров) стал водопад Гульфосс. В отличие от Детифосса на севере, который путеводитель называл самым мощным в Европе, Гульфосс был самым крупным в Исландии. Действительно, сложно встретить какой-нибудь рекламный проспект или плакат с острова викингов, где не появлялся бы величественный образ этого водопада. Оглушительный гром падающей воды, слышен был уже со стоянки. Утро было относительно ранним, поэтому туристов было особо немного. Однако, маленький магазинчик сувениров, он же по совместительству кафе, стоявший прямо над водопадом, был уже на половину заполнен. Мы выпили по чашечке кофе и начали спускать к водопаду. Зрелище было величественное. В отличие от Детифосса, который по своему строению напоминал массажный душ в "Блю лагун", то есть представлял из себя один мощный поток воды, Гульфос был более рельефен, ступенчат и полифоничен. Это было многоголосие нескольких потоков, падавших с разных выступов. Одна из скал, пресекала путь части потока, так что, поднявшись на нее можно было ощутить всю мощь этой стихии прямо у себя за спиной. В воздух стояла дымка из капель, взлетавших вверх после падения вниз. Сквозь матовость этой дымки, просвечивала радуга.



Немного в стороне, на одной из скал, я заметил обелиск с женским профилем. Путеводитель рассказывал, что профиль принадлежал дочери хозяина земель, где находился водопад. Где-то в начале 20-ых годов исландское правительство решило эти земли изъять, чтобы превратить водопад в гидроэлектростанцию. Как не противился хозяин водопада Томас Томассон жестоким исландским чиновникам, они были непоколебимы в своем желании, убить водопад во имя прогресса и электрификации всей страны. И тогда, дочь хозяина Гульфосса, молодая и прекрасная Сигрлур, сказала, что прыгнет вниз с вершины великого исландского водопада, если правительство не откажется от своего замысла. Думаете, чиновники отступили перед бесстрашной девушкой? Ничего подобного. Правительству было наплевать. Пусть прыгает. Но в последний момент у иностранного инвестора не хватило денег, и проект отменили. Но все равно - романтика!
Правда, романтичность несколько портило то, что девушка на обелиске была изображена в явно преклонном возрасте, ну лет где-то за 70. Это несколько мешало эстетическому аспекту этой истории, в центре которой должна была быть картинка прекрасной, и желательно полуобнаженной девушки, которая, откинув руки назад, стоит на краю водопада. С другой стороны, обелиск ясно давал понять, что сия пучина девушку не поглотила, так как она успешно превратилась в бабушку.
На обратном пути, нас ждал еще один сюрприз. Прямо к тропинке подходила ограда, за которой стояло три исландских лошади. Лошадей в Исландии много. Думаю, они там на втором месте после овец. Но лошади в Исландии особые. Приземистые, коренастые, с длинными челками под "Биттлз" (если кто-то знает, такая же челка была у командира израильской дивизии в секторе Газа бригадного генерала Шмуэля Закая) и мудро-печальными глазами. Где-то вдалеке за спинами лошадей белели вершины ледников. Сзади звучал Гульфосс. В отличие от утренних овец, лошади от нас не убегали, а скорее ровно наоборот. Одна из них начала с удовольствием уплетать Наташин "Зенит". Другая, занялась рукавом моего флисса. Третья лежала вдалеке и безучастно наблюдала. Правда, Наташа как-то быстро определила, что мы помешали им, во время процесса любви. Но кажется, лошади, никакого недовольства по этому поводу не выражали. "В следующий раз, когда я окажусь в Исландии, надо будет обязательно взять многодневный тур на лошадях", - подумал я, - "На них мы бы точно дошли до Аскии. И лампочки у них никакие не загораются".



Под конец, когда ремешок от "Зенита" был окончательно cгрызан, уже не было понятно, то ли мы не хотим расставаться с лошадями, то ли лошади не хотят отпускать нас. Может быть это потому, что в их дружелюбности было что-то дельфинье.
Следующим пунктом нашего пути должен был стать, наверное, главный символ Исландии - гейзер. Вы думаете гейзер - это название геологического явления? Ан нет. Гейзер - это имя собственное и есть он только один. Вернее два, потому что есть еще "Литли гейзер", младший брат того самого Гейзера. А то, что всех собратьев Гейзера начали называть в честь Гейзера - ну так исторически сложилось. Его величество Гейзер находился неподалеку от дороги. Это было небольшое каменное возвышение типа насыпи, на абсолютно плоской земле, между травой и тропинками. Вокруг него, еще было целое поле гейзеров, и люди ходили, вслушиваясь в бульканье, то ли кипятка, то ли сероводорода. К счастью, так сильно как в Миватне здесь не пахло. Однако, когда мы подошли поближе к гейзеру, нас ждало разочарование. Великий Гейзер был тих как мышь, или скорее как пуффин, которого нет, потому что он улетел 12 августа в теплые края. Великий гейзер был мертв. То есть, возможно, это была клиническая смерть, или долговременная кома, но вот уже много десятков лет, как Гейзер, столб дыма из которого достигал когда-то 80-ти метров - замолчал, хотя какой то легкий дымок, как от затушенного костра из него поднимался.



Специалисты говорят, что он просто засорен руками недоброжелателей-вандалов, которые кидали камни в жерло Гейзера. Он долго терпел, но в какой то момент не выдержал и замолк.
Единственный, кто остался, чтобы напомнить о былом величие Гейзера, был его дальний родственник Строккур. Он находился метрах в пятидесяти от навеки уснувшего Гейзера. Мы прошли мимо по-детски булькающего "Литли Гейзера" в сторону последнего из живых гигантов гейзерного племя в Исландии. Впрочем, искать его было не нужно. Раз в пять минут посредине поляны в воздух взлетал столб пара, высотой метров в 30. Это конечно не 80 покойного Гейзера, но тоже впечатляло. Именно Строккуру пришлось взять на себя тяжелое бремя национального символа, которое не выдержал Гейзер. Надо сказать, справлялся он с этим беременем достойно. Строккур и Гульфосс для Исландии, это как Красная Площадь и Спасская Башня для Москвы. Вокруг национального символа, толпилась толпа туристов с фотоаппаратами наготове, которые встречали каждый выдох Строккура визгами восторга и разбегались в стороны от облака горячего пара.



О предстоящем извержение можно было догадаться за несколько секунд, потому что вода посередине Строккура начинала булькать и закипать как в электрическом чайнике. После короткой фотоохоты мы покинули эту гейзерную плантацию. Я подумал, что если когда-нибудь окажусь здесь еще раз, надо будет обязательно захватить букет цветов, чтобы возложить их у подножья Гейзера. А то, как-то пусто вокруг него было. Грустно.
Перед нами оставалась последняя цель путешествия. Долина Фингвелир - Поля Тинга. Легендарное место, где был в 930 году был учрежден и заседал первый парламент викингов - Альтинг. Родина европейской демократии и исландского народо- властия представлялась мне как нечто величественное. Рисуя ее в своем воображении, я видел что-то типа Кнессета, только в камне, или хотя бы гигантский гибрид амфитеатра со Стоунхенджом, в котором проступала нордическая традиция политической культуры древних скандинавов. Согласно многочисленным указателям, мы меньше чем за час доехали до Фингвеллира. Было немного пасмурно, но дождя не было. От стоянки, тропа поднималась вверх. Мы вошли в широкий и длинный естественный коридор между скалами.



Дорога шла вверх. Пока мы поднимались, я озабоченно озирался по сторонам в поисках амфитеатра. Не фига! Еще один "улетевший пуффин". Впрочем, я утешал себя тем, что дорога должна куда-то вести, и поэтому, когда мы дойдем до конца каменного коридора, мы обязательно увидим что-то величественное. Начал накрапывать дождь. Наташа остановилась и осторожно спросила, уверен ли я, что я хочу идти до конца. Я был беспощаден. Меня влек парламент.
Наконец, мы вышли из коридора. То, что открылось нашим глазам, было действительно величественным. Только это не имело никакого отношения к парламенту. Сверху, открывался вид на просторную долину с уходящий вдаль системой небольших озер и рек. Внизу, справа, стояла большая церковь и еще несколько зданий. И даже можно было различить несколько деревьев, что для Исландии большая редкость. Амфитеатром и не пахло. Только дождем. И еще дул резкий ветер.



Я обернулся. На вершине стоял небольшой павильон в современном стиле. Я почему-то сразу догадался, что это тоже не парламент. Мы вошли внутрь, как раз, когда дружелюбный дождь превратился в ливень. Павильон оказался экспозицией посвященной истории исландской демократии и ее отцов. Экспонатов здесь не было. Только контактные экраны, нажав на которые можно было посмотреть несколько небольших фильмов. Оказывается, сама долина и была непосредственно парламентом. В определенное время года сюда сходились люди со всех концов острова. Еды и пищи, а главное воды, тут хватало на всех. Внизу в долине проходила ярмарка, и царило всеобщее веселье, а наверху заседали законодатели. Их было около 50-ти. В какой то момент каждый из них получил по два помощника, и количество заседающих утроилось. Исландский спикер, "законоговоритель", стоял на Скале Закона, а внизу, на склоне сидели представители исландских племен. Именно здесь в 1000 году, исландцам пришлось совершить выбор между христианством и язычеством. Выбор был мучительным. Принять решение поручили законоговорителю язычнику Торгейру. Он долго думал, но, в конце концов, принял решение. В частной жизни исландцы могли продолжать поклоняться старым богам, однако официальной религией должно было стать христианство. В результате, сегодня более 90 процентов исландцев - лютеране. Языческим богам по домам, вроде, не поклоняются, однако в эльфов и троллей верят.
А тогда, в 1000 году, сделав выбор, Торгейр пошел кидаться статуями в другой конец Исландии - к Детифоссу. А в долине Тинга была возведена первая в Исландии церковь. Теперь, здесь часто проводят национальные фестивали и всяческие торжественные церемонии. Над скалами колышется исландский флаг. Для знакомых с израильскими реалиями, Фингвелир оказался своего рода Латруном, только там где в Израиле выставляют танки, в Исландии показывают демократию. В одном из фильмов экспозиции говорилось, что, возможно, на каком то этапе, в Фингвелире и были какие то парламентские здания, и даже предлагали графическую реконструкцию. Но следов от них не сохранилось. И как мне кажется, это было не более чем фантазия местных архитекторов, на тему как можно упорядочить скалы. На обратном пути было легче. Мы шли вниз. Дождь почти утих. Правда по пути нам встретилась группа диких китайцев. Они все были в пиджаках и галстуках, но при этом делали нечто странное - поднимали достаточно большие глыбы и кидали их об скалы, после чего хором восторженно вопили. Может быть, таким образом, в Китае, принято отдавать почтение колыбелям чужих демократий. На стоянке нас ждал сюрприз. Около одной из машин мы заметили две знакомые фигуры - это были те самые француженки, которые не могли отличить баранину от овец и тщетно пытались объяснить водителю исландского суперджипа где находится Париж. Мы им помахали ручкой и улыбнулись, они нам тоже.
Вот и все. Наше знакомство с исландскими достопримечательностями закончилось. Нас ждал Рекъявик. Я сел за руль, потому что Наташа, была категорически против вождения внутри города, избрав для себя роль штурмана в городской местности. О ночлеге мы могли не беспокоиться. Еще за несколько недель до отлета, через Интернет, Наташа заказала комнату на нашу последнюю ночь в Исландии. Причем не просто где-то, а в классическом, и при этом очень недорогом молодежном хостеле "Рекъявик 101". Он находился почти в самом центре. Оставалось только этот центр найти. За неделю мы привыкли к тому, что дороги ведут только прямо, а машины на них встречаются очень редко.
На девятый день нашей поездки, в районе четырех часов дня, мы въехали в столицу Исландии Рекъявик. Кругоисландское путешествие было завершено. Хостель мы нашли относительно быстро. Немного заблудились, конечно, потому что была путаница с улицами, но все в рамках разумного. Тем более что "Рекъявик 101", находившейся на улице ведущей к океану, мы заприметили уже в первый день нашей поездки. Правда, вот со стоянкой в центре Рекъявика плохо. Видимо, эта болезнь всех европейских столиц, и Исландия тут не исключение. Вначале мы поставили машину около какого то административного зданиях, и хотя на знаках было написано что-то по-исландски, понять что стоянка там запрещена было не сложно. Однако в хостеле была подземная стоянка. Нам ее открыли, и сделав еще несколько кругов почета по исландским улицам, мы поставили нашу Сузуки на последний отдых, перед окончанием пути.
Хостель выглядел современно и стильно. В нем были красные стены. Небольшая комната с двумя кроватями, шкаф и маленькая раковина - все, что нам было нужно для счастья. Душ был в коридоре. Мы скинули вещи и пошли гулять по Рекъявику.
Я хотел успеть попасть в главную городскую достопримечательность - церковь Халльгримс киркья, 75 метровая шпилеобразная башня которой, возвышалась над городом. Потом нам надо было еще купить сувениров и поужинать. Мы решили, что в этот вечер экономить на еде мы не будем, и отметим окончание кругоисландского путешествия. От гостиницы до Халльгримс киркьи было минут 15. Выйдя из узких улочек мы оказались на церковной площади. Это впечатляло. Церковь уходила далеко вверх и была своего рода гибридом останкинской телебашни с органом. А прямо перед ней стоял огромный викинг в шлеме, в плаще и с топором в руках. Этот человек был незаслуженно забыт в учебниках истории по всему миру. Однако на родине его не забывали. Перед нами был ни кто иной, как сын Эрика Рыжего Лейв Эриксон, который открыл Винланд. Впрочем, нам Винланд известен под другим именем - Америка. Да, да, оказывается, подвиг Христофора Колумба был не более чем жалким плагиатом великого дела великого сына исландского народа.



Видимо, чтобы искупить свою вину, за то, что истинный первооткрыватель Америки был забыт - правительство США подарило статую Лейва Эриксона, чтобы хотя бы у него на родине, люди знали истину. Впрочем, Эриксон был не один на церковной площади. Там были еще четыре безлицых человеческих фигуры, с руками за спиной. Две из них были по одиночке и две рядом. "Ходорковский ходит по камере в ожидание приговора", - подумал я. Хотя вряд ли, в этих краях знали о гонениях на лидера ЮКОСа. Однако, времени на то, чтобы понять, зачем превращать главную площадь города в тюремный дворик, у нас не было. Надо было попасть внутрь церкви, пока ее не закрыли.



Внутри церковь была такая же, как снаружи. То есть, конечно, внутри, она была как внутри, но интерьер был очень скромен и прост - огромная зала со скамейками, высоченным сводом и подиумом в конце. Никаких украшений или картин там не было. Воистину скандинавская строгость. Но я хотел подняться наверх, в колокольню. Мы купили билетик, дождались лифта и взмыли вверх.
Вот это правда было здорово! В центре небольшой круглой комнаты и под ее потолком находились колокола. А внизу были крыши Рекъявика. Мы смотрели на него с высоты птичьего полета.



Город казался игрушечным. Маленькие домики с разноцветными крышами. Причем, двух стоящих рядом домов с крышей одного цвета не было. Улицы были такие узкие, что их было почти невозможно различить. А чуть вдалеке, начинался океан. И тут, совершенно неожиданно, рядом с нами раздался оглушительный гром. Это в нескольких метров от нас зазвонили колокола Халльгримса. Наташа зажала уши и зажмурилась. Било пять часов дня.



Наташа предусмотрительно запаслась сувенирами и подарками в маленьких магазинчиках, которые попадались нам по пути. А мне надо было пополнить запасы "презентов". Нельзя же возвращаться из Исландии с пустыми руками. Правда излишним разнообразием сувениров Исландия не страдает. Здесь вам предложат большой ассортимент фигурок викингов, троллей и всяких магнитиков и блюдец с очертаниями острова. Но есть в Исландии, то, что действительно надо оттуда везти - это свитера, шапки, перчатки, шали и прочие теплые вещи из овечьей шерсти. Вещи не только очень теплые и качественные, но и безумно красивые, правда, для Израиля не очень актуальные. Я подкупил викингов и запасся шерстяными шапками и перчатками, которые собирался дарить в Москве. А еще мы с Наташей купили по черной майке с длинным рукавом, на которой спереди было написано "Lost in Iceland". Вообще то, это было названием местного фотоальбома ставшего исландским бестселлером, однако, после недельного путешествия, эта фраза значила для нас очень много. Ее мог понять только тот, чья карта острова была протерта до дыр. И потом, я, и как мне кажется Наташа тоже, чувствовали, что где бы мы не оказались в будущем, мы всегда будем "Lost in Iceland".
Пополнив запасы сувениров, мы могли приступать к последнему пункту программы последнего вечера в Исландии - торжественной трапезе. Мы сели в симпатичный ресторанчик на главной улице, который приметили еще в первый день нашего пребывания в стране. Экономить мы не собирались. Правда, наш ужин был скорее похож на полноценный обед. Сначала мы заказали по супу. А потом поели баранины. И все это запивая пивом "Викинг", которое оказалось вполне даже ничего, и разговаривая о жизни. Потом мы еще немного погуляли вдоль берега океана, и сытые, довольные и уставшие вернулись в нашу комнату.
Вот собственно и все. Оставшуюся часть вечера мы посвятили распихиванию вещей по сумкам. В какой то момент мы уже почти отчаялись, но, в конце концов, все получилось. Мой столитровый супер-рюкзак меня не подвел. И еще, вы будете смеяться, но в коридоре нашего хостеля мы встретили… Да, да - француженок. Тех самых.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments