Григорий Асмолов (pustovek) wrote,
Григорий Асмолов
pustovek

Categories:

Lost in Iceland (to be continued)

День шестой.

Наташа и Гриша посещают водопад погибших идолов, и решают поехать в Аскию. Однако тут, в дело вмешивается провидение. Автомобильная лампочка заставляет героев свернуть с пути. Наташа успокаивается, хотя ее немного заносит, а сердце Гриши обливается кровью. Неожиданная встреча ждет героев в библиотеке, посреди бури, на южном берегу острова, где, несмотря на погоду, Гриша уговаривает Наташу взять штурмом великий исландский ледник.



Проснулся я примерно под те же звуки что и засыпал - чей то оглушительный храп. Проверив, что за ночь никакие части тела не отморозились, я осторожно выполз из палатки, и направился на утренние процедуры. Миватн уже блестел во всей своей красе в лучах восходящего солнца. Когда я вернулся, Наташа тоже проснулась, но она никак не могла преодолеть психологический барьер выползания из палатки. Я уселся снаружи с фотоаппаратом и наблюдал за этим процессом, получая от него бодрящее садистское удовольствие.



Особо валяться в палатке времени не было. Первым пунктом нашего пути должен был стать водопад Детифосс, находящийся где-то в часе езды от Миватна. Детифосс - это самый мощный водопад в Европе. Несмотря на то, что он относительно невысокий (всего 44 метра) скорость потока здесь достигает 500 кубометров воды в секунду. Дело в том, что водопад находится на одной из самых больших исландских рек Йокулса А Фьйолум, которая несет воды тающих льдов ледника Ватнайокул (самого большого в Европе) к северному ледовитому океану. От Детифосса, вдоль реки, вниз идет огромный национальный парк, с еще несколькими водопадами, который, по сути, является своего рода исландским гранд каньоном. Правда, его название я просто не способен воспроизвести с помощью русских букв (что-то типа Йокулсарглюфур). Кроме того, Детифосс сыграл важную роль в исландской истории. Согласно преданиям, именно оттуда законоговоритель Торгейр сбросил изваяния исландских богов, после того как парламент викингов решил перейти от язычества к христианству.
К водопаду ведут две дороги, с правого и левого берега реки (сама река, конечно, где-то глубоко внизу). От дороги по левому берегу мы отказались сразу, так как она была помечена "Ф" и была намного длиннее. Однако, и правая дорога оказалась мало дружелюбной. Она была не только грунтовой, но и покрытой мелкими камнями, так что машину постоянно уводило в разные стороны, а танец вещей в багажной части машины, мог заглушить только стук наших зубов. Мало того, перед нами оказалась какая то маленькая машинка, которая ехала со скорость километров 40 в час, что еще больше действовало на нервы. Эта машине не только ползла как черепаха на пенсии, но еще и ехала по середине дороги, что не оставляло мне никаких шансов ее обогнать, а податься чуть вправо, несмотря на то, что у нее на хвосте сидел Сузуки с горячими израильтянами, она не собиралась. Через 20 минут, после того, как салонодрожание превратилось для нас в образ жизни, мне все-таки удалось обогнать их на повороте, и увидеть, что за рулем сидит какой-то скандинавский старикашка, но как оказалось, к этому моменту мы уже практически приехали. Дорога кончалась небольшой стоянкой. К счастью здесь не было никаких киосков и магазинов, как можно было ожидать от популярной туристической достопримечательности. Только химический туалет. Самого водопада со стоянки видно не было, однако дикий гром падающей воды, и облако брызгов в воздухе не заставляло сомневаться, что там внизу есть нечто такое, что достойно большой буквы… Мы начали спускаться вниз.
Что можно сказать о Детифоссе - это действительно зрелище, которое поражает своей мощностью. Ряд с водопадом висят таблички запрещающие приближаться, так камни мокрые, а люди летать не умеют, однако, судя по сотням следов в нескольких сантиметрах от обрыва, на таблички мало кто обращает внимание. Мы решили, что тоже не будем и подошли к обрыву, потому что по-настоящему ощутить водопад, можно только находясь краю. Это впечатляло, причем не на визуальном, а именно на физиологическом уровне ощущений.



Но особо долго мы там не задержались, тем более, что на горизонте показался автобус с туристами, который грозил нарушить наше уединение с Детифоссом. Теперь нам предстояло решить, куда ехать дальше. Можно было продолжить вниз вдоль реки, к новым водопадам и национальному парку. Но тогда бы пришлось расстаться с мыслью об Аскии, ибо, чтобы доехать до нее по дороге Ф, причем по более длинной, той которую советовали мне в туристическом центре в Миватне, и потом еще вернуться, нужен был целый день. Наташу мысль об Аскии явно не радовала. Она как человек более разумный составляла сумму из поведения нашей машины, отсутствие страховки на случай штурма рек и, наконец, моих водительских умений, уже проявившихся за два дня до этого, и приходила к выводу, что Аския - это хорошо… но не для нас. Но я был не готов так просто отказаться от лунных пейзажей вулканических катаклизмов. Тем более, что погода была хорошая, дождей действительно не было несколько дней, а значит, речки, скорее всего, и правда должны были подсохнуть. В результате мы достигли компромисса. Мы едем в сторону Аскии - доезжаем до первой речки, и смотрим по зубам она нам или нет, и там решаем чего делать дальше.
Мы поехали обратно по уже знакомой дорожке-зуботряске. Выехав на главную дорогу, мы взяли курс на Аскию, однако, минут через 10 я обратил внимание, что на приборной панели загорелась какая-то странная лампочка. Параллельно, у меня начались глюки, что машина издает некий странный шум. Вообщем, еще минут через 10, когда лампочка не погасла, мы решили остановиться и ее проидентифицировать. Достав из бардачка инструкцию к машине, мы долги искали эту лампочку и, наконец, ее нашли. Диагноз не был утешительным. Инструкция сообщала, что лампочка загорается в случае поломки системы инжектора (или еще чего-то там такого) и что никаких выходов кроме как чинить это дело в гараже нет. То есть машине полный кирдык, чтобы не сказать хуже. Мы решили позвонить в наш рент-кар и спросить, что у них делают с лампочками. Миссия была возложена на Наташу. В сервисе долго не могли врубиться, и видимо единственное что поняли, что чего-то там у этих туристов-дебилов не работает, после чего дали Наташе телефон какого то гаража в районе Миватна, куда надо было поехать, проверить в чем дело, и потом снова им позвонить. Наташа послушно позвонила по номеру, которой ей дали, но с той стороны, ответил голос, который может быть и имел отношение к гаражу, но категорически не имел отношения к английскому языку, и, судя по Наташиному свидетельству, был не на шутку напуган и лепетал что-то по-исландски. Вообщем, ситуация была следующая - возможно машину просто глючило и все с ней было в порядке, но учитывая сложность ее характера, и неизвестность того что скрывалось за загоревшейся лампочкой, ехать в Аскию было теперь более чем рискованно. Потому что если бы мы застряли там, нас бы уже никакая исландская викингша с дитем не вытащила. К тому же с мобильной связью там совсем плохо. Кроме того, лампочку, загоревшуюся перед въездом на дорогу в Аскию, можно было воспринимать и как знак свыше. Вообщем, мне пришлось внять гласу разума и Наташи, и смириться с тем, что за Аскией мне придется ехать в Исландию еще раз, и при этом, желательно, арендовав джип посерьезней, а заодно и подучившись четырех приводному вождению, в особенности машиноплаванию. С другой стороны, ехать обратно в Миватн в какой-то гипотетический гараж, местоположения которого мы не знали, к не гукающим по-английски исландским автомеханикам, было тоже более чем глупо. Поэтому абсолютным большинством из двух голосов мы постановили продолжить наш путь на восток, надеясь, что мы сможем благополучно доехать до районного центра восточного побережья - города Эгильстадер. Там уж точно должны были быть гаражи. Кроме того, так мы избежали бы опасности потерять темп нашего путешествия и не завершить вовремя кругоисландское кольцо. Если же машина по пути начала бы сопротивляться, мы могли бы без труда найти помощь, так как на восток надо было ехать по главной исландской дороге - шоссе номер один (правда как раз в этом районе она не была асфальтированной).
Сердце мое обливалось кровью, когда справа от нас показался поворот на Аскию, но уже через несколько секунд он остался позади. До Эгильстадира мы добрались без особых приключений. Мальчик в магазине на бензоколонке показал нам рукой, где в городе находятся гаражи, и мы туда направились. Оказалось, что в Эгильстадире есть целый промышленный район, где недостатка в гаражах не наблюдалось. Мы остановились у одного из них и попросили нам помочь. К нам вышел такой типичный блондинистый скандинав в гаражной униформе, которому мы на перебой объяснили, что нас мучает лампочка. "Ах лампочка", - сказал он, открыл багажник и отключил аккумулятор. Через минуту он его подключил обратно. Лампочка не горела. "Это бывает", - сказал он и широко улыбнулся белозубой скандинавской улыбкой, - "компьютер в машине глючит". Мы попросили его поговорить с нашим рент-кар и объяснить им, что с машиной все в порядке. Дальнейший разговор был по-исландски, но содержание его можно было понять и так. Наш механик, разговаривая по телефону и не переставая улыбаться, ходил кругами вокруг машины, и внимательно ее осматривал. Видимо по ту сторону его собеседник пытался понять насколько эти (здесь должно идти какое-нибудь матерное прилагательное) туристы раздолбали и побили машину, а эгильстадирский гаражник сочувственно успокаивал его, что хоть туристы в машине конечно явные лохи, сам джип еще пока что жив. Совершив то ли три, то ли четыре круга вокруг машины, наш механик закончил разговор, и сказал, что мы можем спокойно ехать. Денег он с нас не взял.
Особых достопримечательностей, ради которых стоило задержаться на восточном берегу не было и мы решили продолжить наш путь на юг, и совершив новый марш-бросок (около 250 километров) успеть до вечера доехать до города Хофн. Хофн находится ровно на Юго-Востоке Исландии и это последний относительно крупный населенный пункт на побережье до начала великого ледника Ватнайокул. От Хофна до следующего города на юге Исландии - Вика, 270 километров дороги между ледниками и океаном. Дорога в Хофн вполне нормальная, но и тут нас ждало небольшое приключение. На этот раз за рулем сидела Наташа, а я был штурманом. Дорога шла прямо и нам надо было повернуть в какой-то момент налево. И вот мы едем, едем… Я вижу вдалеке табличку поворота налево и говорю Наташе, что там как раз нам надо поворачивать. Она кивает. Поворот приближается, но Наташа скорости не сбавляет. Поворот совсем близко… Мне уже совсем интересно, что Наташа задумала и куда она решила поехать. И вдруг, когда мы уже практически проехали поворот, Наташа резко затормозила и не менее резко повернула руль влево в сторону поворота. Машина вылетела с дороги налево в обочину, я слегка обалдевшим взглядом посмотрел на Наташу и отметил, что она сама в легком шоке. Мимо нас проехала какая-то машина, водитель которой, видимо, видел наш маневр и посмотрел на нас не менее обалдевшим взглядом, чем мой. Мы вылетели с дороги, но остановились очень удачно. Чуть правее от нас начинался резкий спуск и пролети мы чуть дальше, машина бы просто скатилась вниз и скорее всего перевернулась. Наташа в первые две минуты приходила в себя и явно затруднялась объяснить логику случившегося. Впрочем, думаю, что я понял, что произошло. Дело в том, что указатели в Израиле ставят за несколько метров до поворота. В Исландии же указатели поворота стоят на самом повороте. Так что роль сыграл выработанный в Израиле рефлекс. Наташа ожидала, что поворот будет после указателя и на основе этого рассчитала дугу поворота, а поворот оказался раньше… Вот и получилось, что Акелло слегка промахнулся. Но все кончилось хорошо. Теперь мы были квиты. На совести каждого из нас было по одному благополучно закончившемуся ДТП.
Между 6 и 7 вечера мы подъехали к Хофну, фактически, выехав на южное побережье. Можно было сказать, что мы выехали на финишную прямую нашего путешествия. Прямо по курсу был Рекъявик, но до него было еще много сотен километров… Тем временем, погода резко ухудшилась. Лил сильный дождь, такой, какого мы еще в Исландии не видели. По времени должны были только начаться сумерки, однако из-за дождевых облаков на улице уже был густой сумрак. Хофн, как все районные центры был симпатичным городком, состоящим из одной большой улицы ведущей к морю, и каких то маленьких переулочков, от нее отходящих, которые нас заинтересовать не могли, ибо там не было ни еды, ни жилья. Правда на фоне дождя, сумрака и пустых улиц, Хофн выглядел очень депрессивно.
Первым делом мы направились в туристический центр, чтобы сориентироваться, где в округе есть жилье, и заодно продумать планы на завтра. Несмотря на то, что казалось, что в этом дожде на краю света вряд ли что-то работает, центр был открыт. Наташа сказала мне, что останется в машине. Депрессивность погодных условий явно влияла на ее настроение. А я побежал от машины к входу. Надо сказать, что ветер был такой сильный, что дверь машины удалось захлопнуть с большим трудом. Вбежав внутрь, я обнаружил, что туристический центр в Хофне не был похож на другие подобные центры, как например в Миватне. Обычно это были столик и стенд с информационными брошюрами в торговых центрах. А здесь центр был расположен на первом этаже большой библиотеки. За большим столом, типа тех, которые бывают в регистратуре в поликлинике, сидели две милые исландки. Вокруг висели всякие карты. Несмотря на поздний час и конец света на улице, между стендами с брошюрами бродило человек пять туристов. Еще одна парочка сидела за столиком. У меня было две цели - во-первых, достать карту района, чтобы посмотреть какие места ночлега тут имеются. А вторая - раз уж я не попал на остров за полярный круг, и не доехал до Аскии, мне очень хотелось подняться на ледник. Хофн был самым близким городом к, как его называют исландцы, великому Ватнайокулу - самому крупному леднику в Европе. Я встал в очередь к одной из девушек за достаточно симпатичной парочкой, которая объясняла исландке, что они хотят найти какой-нибудь красивый маршрут для трека на ледник. Та в свою очередь вежливо и с извиняющейся улыбкой пыталась объяснить им, что они оказались на юге Исландии очень не во время, потому что согласно прогнозу, погода будет только ухудшаться, и грядет буря, что вряд ли является хорошими условиями для прогулки по леднику. Парень, сказал что-то своей девушки… и тут я понял, что они говорят на иврите. Правда, если в первом случае нам встретилась типичная израильская семья на плановом вывозе детей, во втором - израильская парочка, являющаяся собирательным образом всего плохого в израильском туристе, то на этот раз это был третий, классический тип израильских туристов - молодые ребята, немного романтики, обычно студенты после армии, которые ищут природу и еще не взятые вершины. Парень и девушка обсудили, что терять им нечего, потому что больше в этом районе они не будут и изложили это исландке по-английски. На самом деле, если встретить израильтян на кораблике или в районе Миватна было достаточно логично, то здесь, в такой дыре как Хофн, да еще в такую погоду - это было чем то маловероятным и я решил выпендриться, как бы дорого это не стоило. Я достал телефон, позвонил Наташе в машину и сказал на иврите, что хватит ей там сидеть - приходи сюда. Стоящий передо мной парень вздрогнул и обернулся. Он был в полном шоке. "Хорошо, что мы тут ничего неприличного не говорили", - улыбнулся он, обратившись ко мне. Мы поговорили немного, откуда и куда, но они были более активно-пешеходные товарищи, а не сузуко-колесные, как мы. Тут подошла Наташа, и я попытался развести ее на ледник. Возможностей было две - или взять пешую экскурсию с ледорубами в зубах, в рамках которой нам должны были преподать основы передвижения по льду, или подняться на ледник на суперджипах, что было значительно дороже (где-то 10 тысяч крон с носа). Ледорубы Наташа отвергла сразу. Однако, видя мои горящие глаза, она поняла, что от суперджипов меня не отговорить. С помощью девушки за стойкой мы забронировали два места на суперджипы на следующее утро, правда та заметила, что в такую погоду непонятно, будет ли это вообще возможно. Заодно, мы обзавелись подробной картой юго-восточного побережья Исландии, где были отмечены все гестхаузы, чтобы потом искать ночлег. Выходить из уютного туристического центра на улицу было малоприятно, но наши желудки требовали ужина. В Хофне было 2 или 3 ресторана. Правда, как выяснилось, пустынность улиц объяснялась, видимо, тем, что в такую погоду вся публика пряталась именно там. Мы попробовали сунуться в первое место, но там мест не было. Тогда мы направились в местную гостиницу, где тоже был небольшой ресторанчик. Правда, и там свободных мест особо не наблюдалось, но нас посадили за столик вместе с какой-то большой тетей. Меню было в основном рыбное, но и тут наблюдались всяческие гамбургеры для бедных студентов. Я решил пойти путем компромисса и заказал - Омарбургер - это гамбургер, только внутри, вместо куска мяса, там кусок омара. Не сказать, чтобы это был безумно вкусным, но съедобно. В какой то момент тетя свою тарелку доела и удалилась, после чего мы остались за столиком одни. За окном по-прежнему лил дикий дождь. Совсем стемнело. Вооружившись картой района, мы поехали на поиске ночлега. Нам нужно было остановиться так, чтобы с утра было недалеко ехать к месту подъема на ледник, откуда нас должны были забрать суперджипы. Пока мы ехали, машину заносило от порывов ветра. В 15 минутах от Хофна, на берегу океана был небольшой хутор Брюнхолл. Как не удивительно, но там оказалось место, причем за достаточно терпимые деньги. Мы получили комнату с душем в конце коридора. Внутри было тихо и спокойно, а главное сухо. В лобби сидели в основном какие-то европейские старички и старушки, что только добавляло спокойствия и пасторальности. Шестой день подходил к концу, в то время как мы вышли на финишную прямую южного побережья.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments