Григорий Асмолов (pustovek) wrote,

"Спящая Красавица": научиться быть вещью.

IMAG0035

В Лондоне все таки есть свои прелести… Проходя мимо кинотеатра около дома случайно увидел, что там через час будет показ “Sleeping Beauty” после которого режиссер Julia Leigh и главная героиня Emily Browning ответят на вопросы. Скажу честно, на Sleeping Beauty я уже ходил один раз в Москве и процентов 70 фильма я проспал, что конечно весьма символично в свете названия кинокартины.Но сегодня, я решил исправить ошибки прошлого и дать фильму второй шанс.

Конечно после фильма говорили о блуждающем сюжете «спящей красавицы» и мотиве обладания спящей который идет от царя Давида до рассказов Маркеса, не говоря уже о сказках Александра Сергеевича. Говорили и том что фильм снят в основном на «лонг шотах» без крупных планов. Главная героиня рассказала, что во время самых тяжелых сцен, когда будучи спящей красавицей она была во власти пожилых, обнаженных и порой агрессивных мужчин, он медитировала и считала вдохи и выдохи. Еще она высказалась на тему того, что мол секс это не обязательно для красивых людей… При этом, мне кажется режиссер на ее ответы смотрела с некоторым волнением. Дело в том, что Джулия Лей кажется старалась достигнуть одной главной цели. Защитить фильм от каких либо интерпретаций. Так когда ее попросили поразмышлять на тему конца фильма, она резко отрезала: «Конец такой, потому что он мне показался инстинктивно правильным». Действительно, если нужно было бы ограничиться одной фразой для рецензии я бы сказал «Фильм инстинктивно правилен».

На самом деле, в центре фильма вовсе не взаимоотношения красавицы и чудовища, и страсти ужасного обладать красивым. Скорее это центральные вопросы бытия – взаимоотношения души и тела, субъекта и объекта, взаимоотношения человека со своим телом, а главное вопроса насколько наша свобода зависит от умения отставить тело в сторону, умению отнестись к своей телесной оболочке как субъекту, абстрагироваться, оставить в углу в чулане, потушить свет и уйти. Это фильм об умение человека быть вещью. Причем это конечно не БДСМ-отношения где главным лейтмотивом выступает иерархия, подчинение, передача свободы над собой кому то другому, а именно отстранение от своей оболочки, выход за пределы тела… Если мы хотим быть свободными, то мы должны научиться относится к себе как объекту, умея четко рефлексировать границу между внутренним и его внешней оболочкой, между содержанием сосуда и самим сосудом. Когда субъект умеет относится к себе как объекту он становится сильнее. Он становится выше себя... Но как показывает фильм, чем дальше человек заходит в умение быть быть вещью, тем скорее он станет человеком в самом своем радикальном субъектном проявление.


Самый мощный имидж фильма пожалуй его первые кадры – это гастроскопия, которая делается героине в рамках медицинского эксперимента. В данном случае это еще одна форма продажи тела, его овеществления и дистанцирования от него. Оно особенно ярко тем, что красавица не спящая, а вполне в сознание. Взгляд, всегда несет в себе заряд субъекта и это создает контраст. Закрой глаза, или хотя бы сделай взгляд стеклянным, и получишь вещь. Кстати эта сцена - единственное проникновение в фильме. «Твоя вагина – это храм, - говорит героине хозяйка дома где спит красавица. «Моя вагина не храм», - отвечает девушка. Тем не менее, к спящей красавице идут инструкции «Не оставлять следов» и «не проникать». Насилие возможно – над человеком. Унизить можно человека. Вещь унизить нельзя. Вещь можно испортить. Но если вещь красивая, то зачем ее портить.

Бродский определил вещь как "пространство вне коего вещи нет". А что такое человек? Тело как вещь + несколько грамм души, и в каком пространстве эти граммы находятся. И если человек все больше становится вещью, то не значит ли это что вещь становится все ближе к людям. Процесс стирания границы между «вещью» и «человеком» - это уже что то по Латуру. Однако, до какой степени человек может быть вещью, и могут ли человек как вещь (тело) и его начинка существовать в параллельных пространствах… Это граница хрупкая, ведь что значит полное отчуждение души от тела если не смерть.

И все такие героиня решает посмотреть в замочную скважину, как Буратино который протыкает носом нарисованный очаг. Но для души заглянуть в пространство где ее оболочка абсолютная вещь – это нарушить границу на которой держится мир, потому что там она может увидеть только одно – смерть. Процесс овещствевления (на иврите это звучит красиво - «итхафцут» , а еще прекраснее «ат метхафецет») это по сути балансирование на грани со смертью, и в момент попытки души посмотреть на себя как на вещь этот процесс достигает пика…

Потому что когда душа видит себя как вещь, это как посмотреть на себя в зеркало , если тебя зовут Медуза Горгона – в этот момент процесс разъединения завершается, и ниточка между вещественным и тем что помимо, тот мостик, по которому нетелесное может вернуться в тело рушится… Увидеть там можно только одно – смерть, что собственно мы и видим в последнем кадре через замочную скважину. Но теряя связь с телесным в последний момент душа истерикой врывается в тело, демонстрируя что хоть человек и может уйти далеко на пути превращения в вещь… как натянутая тетива – или рвется, или со звоном возвращается на круги своя.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments